Зульфикар Мусаков. Чувство кино

О 26-й картине, сюжетах от фонаря, возвращении к балагану, дилетантизме и причинах открывать свою мастерскую.


Зульфикар Мусаков соглашается на интервью крайне редко. Но мы были настойчивы, как минимум, по двум причинам – 17 марта состоялась премьера его нового фильма, а с 1 апреля он начинает преподавать в новой Школе Искусств FOCUS.

Нам удалось поговорить еще и о том, о чем прежде всего необходимо говорить с режиссером – о кино. Но обо всем по порядку.

«Xazonrezgi» — «Подробности осени»

Zulfikar Musakov

— О чем Ваш новый, уже 26-й, фильм?

— Да не о чем.

— В смысле?

— Это самый сложный вопрос, который мне задают журналисты. Не знаю, что отвечать. Про любовь. У меня все фильмы про любовь.

В принципе, все, что я хотел сказать, можно понять, потратив полтора часа своего времени и посмотрев картину. Наверное, наконец-таки мне удалось снять фильм о нашем поколении, о наших людях.

Zulfikar Musakov
Zulfikar Musakov
Zulfikar Musakov
Zulfikar Musakov

Главную роль в картине играет мой ровесник. Когда-то мы с ним учились на первом курсе. Потом я с актерского перешел на факультет режиссуры, наши дороги разошлись. Лет 15 назад мне сказали, что он умер. И вот в прошлом году я его встретил в Самарканде – живого и здорового! И сразу понял, что у меня есть герой.

В этом фильме у меня много дебютантов играет. Так, главного героя в молодости исполняет человек, который вообще не является актером. Но я увидел его случайно и понял, что нашел того, кого искал. Предложил пройти пробы, где он на удивление оказался убедительнее многих профессиональных актеров.

— Есть несколько актеров, которые снимаются практически во всех картинах последних лет. С чем это связано?

— Да, есть такое. Бобур Юлдашев – мой талисман. И потом – он просто замечательный актер. Естественно, и в моей новой картине я ему придумал маленькую, несколько придурошную, роль.

Zulfikar Musakov

У меня есть любимые актеры – легенда нашего кинематографа Хусан Шарипов, Миновар Абдуллаева, Фатима Режаметова, Шахзода Матчанова. Есть так же актеры, которых я никогда снимать не буду. Но их я называть не стану.

— Какой фильм оказался для Вас самым сложным?

— Сложный в процессе пробивания? Пожалуй, это «Ватан» и «Свинец». Сценарии этих фильмов пролежали на полке 3 и 4 года соответственно.

— Почему?

— Затрудняюсь ответить. Возможно, из нежелания, что это будет событие. Так и получилось. И теперь, к примеру, «Родина» уже 15 лет не сходит с телеэкранов.

— Вы волнуетесь перед премьерой?

— Только по трем вопросам. Первое – чтобы грудные дети в зале не плакали. Второе – чтобы техника не подвела. И третье – чтобы люди не уходили.

Zulfikar Musakov
Zulfikar Musakov
Zulfikar Musakov
Zulfikar Musakov

— У Вас на премьере поп-корн будет?

— К сожалению, подобное я контролировать не могу. Это вообще мировая тенденция: кино вернулось к тому, из чего вышло – к балагану.

Правда, есть и другая крайность – к примеру, картины Сокурова, который считает, что кинотеатр должен стать чем-то наподобие филармонии.

На мой взгляд, все-таки стремиться необходимо к золотой середине.

— Всегда ли Вы уверены в успехе картины?

— Никогда. Всегда дрожу. Прислушиваюсь к реакции зала – смех, разговоры, тишина, слезы. Ненавижу, когда уходят. Переживаю страшно.

— Есть ли рецепт успешного фильма?

— Искренность и Профессионализм. Надо просто быть искренним и уметь снимать кино.

Кино и его окрестности

— Какое значение имеют для Вас награды?

— Три минимальных оклада – независимо от того, работаю я или не работаю. (смеется) А если серьезно, о том, что мне присвоено звание «Заслуженный деятель искусств Республики Узбекистан», я узнал утром из газет. И было по-настоящему приятно, что руководство страны столь высоко оценило мою скромную работу.

Zulfikar Musakov

— Какая из них самая дорогая?

— Не могу выделить какую-то из наград особо. Хотя, пожалуй, самая неожиданная –  награда «За лучший фильм» картине «Свинец» на Ташкентском международном кинофоруме «Золотой Гепард». Я был уверен, что мы ничего не получим. Но дали…

— Не так давно огромное количество любителей кино радовались – просто  буквально как за себя – за Леонардо ДиКаприо, который наконец-таки получил «Оскар»? Как Вы отнеслись к этому? По-моему, это больше награда за волю к победе и совокупные заслуги. Мне казалось, что в «Выжившем» Ди Каприо просто полз к победе.

— На мой взгляд, в этом фильме весь Голливуд и вся Америка. Ведь «слямзено» кадр в кадр у Тарковского! И вот весь фильм он полз к «Оскару» и в итоге забыл его в ресторане.

Для меня все-таки ценнее французский «Сезар». С другой стороны, я бы от «Оскара» тоже не отказался. И от «Золотой Пальмовой ветви». И «Венецианского льва» хочется. Но не такой же ценой?!

— Откуда берутся сюжеты?

— От фонаря. От слова. От впечатления. От встречи с человеком. Да мало ли еще откуда?

— Есть работы, за которые стыдно?

— Неловко. За фильм «Я хочу».

— Почему?

— Тут необходимо рассказать все по порядку. В Японии до сих очень популярна наша  картина «Абдуллажон». И вот как-то (так мне говорили японские коллеги) во время визита Стивена Спилберга на крупнейший японский телеканал NHK ему был показан этот фильм. Он посоветовал им пригласить меня в качестве режиссера в новый проект. Я, конечно же, об этом ничего не знал. И однажды у нас дома раздается звонок… Тут хочу обратить внимание, что это было в начале 90-х, и этот звонок был просто как с другой планеты. Япония – это просто мечта какая-то несбыточная на тот момент! А тут такой шанс, и упустить его было бы непростительно. Начались долгие, я бы сказал, затяжные переговоры. Сценарий написан по рассказу Уэллса «Человек творивший чудеса». Он многократно переделывался и долго утверждался. Идея-то была хорошая, но по художественной части получилось суетливо.

Это стало для меня хорошим уроком на всю жизнь – не надо стараться кому-либо понравиться, надо снимать так, как считаешь нужным.

И потому за другие свои картины мне не стыдно. А моим самым любимым фильмом является «Дыня».

Zulfikar Musakov

— Какие фильмы Вы смотрели в последнее время?

— «Про любовь» Анны Меликян. И считаю, что награду этот фильм получил незаслуженно. Я бы Гран-При дал картине «Конец прекрасной эпохи» Говорухина. Он так тонко уловил практически неуловимый и сложно передаваемый Довлатовский дух.

— Вы ходите в кинотеатры?

— А что там смотреть? Все, что мне интересно, я могу посмотреть дома. А наше новое кино практически все смотрю на худсоветах.

— Каковы, на Ваш взгляд, основные тенденции в мировом кинематографе?

— Уже четверть века, не меньше, в мировом кинематографе царит «развлекаловка». Очевидна экспансия голливудской продукции – бездушной, технологизированной и часто ворованной.

В мире в год выходит примерно 10000 фильмов. За исключением Индии и Китая, американское кино «покрыло» все. И это есть внедрение в умы с помощью искусства политики двойных стандартов и англосаксонской идеологии, которая построена на принципе «Мой дом – моя крепость, и все, что угрожает моему дому, должно уничтожаться». Разве не так?

Zulfikar Musakov

— И что теперь делать?

— Думаю, этому можно противостоять. В мировой практике есть примеры. Так, во Франции официально определено, что 51% репертуара составляют французские фильмы. Показателен пример Китая – там на почти 1,5 миллиарда населения в год покупается и показывается 15 иностранных фильмов. Да-да! При этом оказывается последовательная поддержка собственным традициям и собственному искусству.

— По-моему, это больше похоже на изоляцию?

— Как говорится, дом есть дом, и все двери нараспашку открывать нельзя. А знаете, какой фильм в Китае самый популярный и, учитывая количество населения, получается самым кассовым за всю историю кинематографа? «А зори здесь тихие». Они просто обожают этот фильм, и недавно даже пересняли его.

Особая статья – кино в Индии. Пожалуй, именно там находится самая крупная в мире «фабрика грез» – Болливуд, где в год снимается 900 фильмов. Но они «варятся в собственном соку» и вполне самодостаточны.

Мне ближе европейское, прежде всего, французское и русское кино.

Но до мозга костей я – узбекский режиссер. И счастлив, что мои картины любит наш народ.

— То есть Вы совершенно довольны тем, как все сложилось и складывается?

— Мне жаловаться не на что. Да, через полчаса после награждения на церемонии закрытия  «Золотого Гепарда» я получил смс от анонима: «Когда ты сдохнешь?». Это выбивает из колеи. Но своему народу я гож. Благодарен телевидению, что показывают мои картины. Люди на улице меня узнают, подходят, просят сфотографироваться. Начинают про жизнь свою рассказывать, как будто мы давно знакомы. Иногда говорят и такое: «Ой! Он живой оказывается. А я думал, что он умер». Не скажу, что приятно такое слышать. (смеется) Но жаловаться мне, слава Богу, не на что.

— Есть то, с чем Вы никогда не смиритесь?

— Некомпетентность. В нашем деле я называю таких людей «околокиношная шалупонь». Знаете, вьются возле кино такие мотыльки. Самое страшное, что у них же амбиции имеются! А амбиции серости, скажу я вам, просто непомерны. Деньги есть, и потому кино снимать начинают.

Могут сказать, что вот, мол, Мусаков вечно недоволен. Но профессионализм для меня в любом деле – главное. Когда у вас зуб болит, вы же в шиномонтажную мастерскую не пойдете?

В FOCUS’е

— В апреле начинает свою работу Школа Искусств Focus, в рамках которой открыт набор в мастерскую Зульфикара Мусакова.

Почему Вы решили преподавать? Зачем Вам это?

— Уже лет 10 как я понял, что старею. И мне хочется оставить после себя трех-четырех учеников, за которых действительно не будет стыдно.

Zulfikar Musakov

Я не буду учить, я буду приобщать. Надеюсь, что моя метода и моя программа придется ко двору в Focus’е. Надеюсь так же, что придут те, кто действительно любит кино. Возрастных ограничений для слушателей нет. Главное – образовательный ценз и общий уровень культуры.

— С чего начнете?

— С элементарного – с «Приезда поезда», «Политого поливальщика». Постепенно-постепенно, шаг за шагом…

Когда-то на Высших режиссерских курсах нам читал лекции Фрэнсис Коппола. Он говорил о «чувстве кино»: «Оно должно быть в крови – так же, как музыкальный слух, чувство ритма, умение рисовать, писать стихи и рассказы, умение чувствовать чужую боль. И все эти названные качества – компоненты чувства кино. Так что это синтетическое чувство, появившееся недавно – лет 100 назад».

И раз чувство кино существует, то надо его развивать. Чем я и планирую заниматься в Школе.

— Вам не жаль делиться знаниями, которые собирались по крупицам?

— Нет. Я хочу продолжения своего жанра, которому пока нет названия. Сам я называю его «стебанутым». (смеется)

— Есть ли что-то, что способно заменить кино?

— Для меня нет. Хотя…

Вот если бы Бог отпустил мне еще лет 50 жизни, я бы пошел учиться в ТашМИ. После моей операции на сердце я так думаю, что если бы не был режиссером, то стал бы хирургом.

Zulfikar Musakov

Инфо.

Премьера фильма Xazonrezgi («Подробности осени») состоится 17 марта.

Языки показа: узбекский и русский.

Места премьеры:
• Дворец кино им. Алишера Навои (бывш. «Панорамный») в 18.00. Показ на узбекском языке.
• Дом кино в 17.00. Показ на узбекском языке.  
• Дом кино в 17.00 (Розовый зал). Показ на русском языке.  

Официальная страница Школы Искусств FOCUS.

Официальный сайт .

Зульфикар Мусаков. Чувство кино 

Рубрика: Эксклюзив

Текст:  Татьяна Петренко

Фото: Сардор Алимов

В статье использованы фото из личного архива З.Мусакова.