Мнение эксперта


Визит Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в США 15-17 мая 2018 года назвали историческим ещё до того, как он начался.

На самом деле, охват вопросов, вошедших в повестку визита впечатляющий: от вопросов образования до вопросов военно-политического сотрудничества, от экономики, торговли и инвестиций до вопросов прав человека. Ни одна из тем не являлась второстепенной, и двусторонние отношения, очевидно, нуждались в обновлении.

 

Напомню, что последний визит в США совершил в 2002 году Президент Каримов, после чего была опубликована внушительная книга «Визит в Америку». Отношения были формально подняты до уровня стратегических. Однако не будем уходить в историю и обратим внимание на некоторые показатели. Например, на торговлю между двумя странами. По данным Офиса Торгового Представителя США Узбекистан на 124 месте в списке торговых партнеров США на состояние к апрелю 2017 года. По данным того же Офиса общий объём торговли по итогам 2016 года составил почти 350 миллионов долларов США. Для сравнения, Казахстан за тот же период имел объём торговли на сумму почти 2 миллиарда долларов США.

Безусловно, мы сравниваем две разные экономики, Казахстана и Узбекистана, однако, это ещё и означает, что Узбекистан и США имеют потенциал дальнейшего увеличения объёмов взаимной торговли. Мы, так сказать, «в разных весовых категориях» с США, и потенциально многое зависит от того, насколько мы станем более открытыми в торговле. Возможно, после осуществления планов вступления в ВТО, которые США поддерживают. Но это уже другая история.

uzbekistan-ssha-chto-teper

Сферы сотрудничества между США и Узбекистаном условно можно разделить на три сектора:

  • военно-политическое сотрудничество,
  • гуманитарное сотрудничество (включая вопросы образования, культуры, развития в широком смысле),
  • экономическое сотрудничество.

За последнее время на первый план выходило военно-политическое сотрудничество, и связано это, естественно, с Афганистаном. Тут следует отметить, что политический истеблишмент в США и лица, принимающие решения на практике, готовы сотрудничать по тем направлениям, которые представляют интерес как для США, так и для их контр-партнёров, в данном случае, для Узбекистана. Но следует понимать, что в США нет единого центра принятия решений, и именно поэтому раздаются голоса, ратующие за разные точки зрения и подходы, в том числе и в вопросах внешней политики. Весь этот механизм довольно сложен и, как говорится, «неопытная рыбка может легко уплыть не туда в этих незнакомых для неё водах».

 

Баланс сил в регионе

До визита Президента Мирзиёева в США прибыла внушительная группа журналистов, парламентариев, дипломатов. Примечательным в контексте внешнеполитического курса Узбекистана и его приоритетов было выступление сенатора, Первого заместителя председателя Сената, бывшего посла Узбекистана в США, бывшего министра иностранных дел Садыка Сафаева.

На вопрос о балансе между крупными игроками в регионе Центральной Азии, а именно между США, КНР и РФ, Сафаев ответил в том духе, что Узбекистан является субъектом, а не объектом отношений, и готов «равноприблежённо» работать с каждым партнером.

Это, на мой взгляд, наиболее взвешенный путь проведения внешней политики и выстраивания отношений с глобальными игроками.

Тут больше нечего добавить, однако есть несколько нюансов, а именно:

  1. РФ, США и КНР, хотим мы того или нет, являются геополитическими противниками. По крайней мере, так считают в США.

Более того, и в особенности в текущий момент весьма недружественных отношений между РФ и США, взаимное сопротивление и соперничество только нарастает. Однако, если РФ США считают краткосрочной угрозой (верно то или нет), то КНР по мнению некоторых в Вашингтоне представляет долгосрочного соперника. Уточню: в США бытует множество мнений, и я говорю лишь о ныне преобладающем, что, к сожалению, не делает жизнь на Планете более безопасной.

Итак, геополитическое соперничество может происходить и на территории Центральной Азии. Не обязательно, что так оно и будет, но к данному сценарию развития событий, вероятно, следует быть готовым. И тут в случае конфликта интересов крупных игроков наша «равноприблежённость» может не всех устроить. Я пишу об этом с некоторым сожалением, потому что всё ещё бытует представление, что в регионе может быть только «zero sum game», то есть сотрудничество с одними непременно против других.

  1. В нынешней администрации есть проблема. Проблем на самом деле много, в первую очередь, связанных с президентом Трампом.

    uzbekistan-ssha-chto-teper

Америка вот уже почти два года бурлит то по одному, то по другому поводу, связанному с президентом. Не буду затрагивать эту тему сейчас, так как она очень большая и мнений по ней много.

Скажу о другом. В Госдепартаменте США, который сравнительно недавно получил нового шефа, ощущается кадровый голод. Помимо карьерных сотрудников Госдепа на работу не идут специалисты, так как не желают связывать своё имя с администрацией президента. Это своего рода вопрос морали и личного авторитета для многих из них.

Например, если ранее в Госдепе только лишь по Афганистану работало почти тридцать человек, то сейчас двое.

Надо понимать, что при разных администрациях имели и имеют место политические назначения, однако специалисты по странам и регионам составляют костяк в работе Госдепа. В данный момент в них ощущается недостаток. Всё это может не самым лучшим образом сказываться и на политике США в Центральной Азии. Люди, не разбирающиеся в регионе, но занимающие ответственные посты встречались и при прежних администрациях, но в настоящий момент людей попросту нет для замещения должностей.

Хорошая новость состоит в том, что пять бывших советских республик Центральной Азии в Госдепе из довольно большого отдела по Восточной Европе перевели в отдел стан Южной Азии, что позволило сосредоточить на них больше внимания и ресурсов. Для нас это значит больше возможностей для переговоров по интересующим нас вопросам.

uzbekistan-ssha-chto-teper

 

В чем наша выгода и как её достичь?

1. Возможность самостоятельно разобраться в нашем регионе, пока крупные игроки заняты противостоянием между собой.

На мой и не только на мой взгляд, политика Узбекистана, направленная на улучшение связей с соседями и в том числе с Афганистаном – верная стратегия.

У региона есть шанс самостоятельно разобраться с накопившимися противоречиями, разрешить вопросы без внешнего вмешательства и посредничества.

Это позволит каждому по отдельности и региону в целом стать сильнее экономически и политически. В конечном итоге, в долгосрочной перспективе это в интересах и крупных держав.

2. Быть открытыми, но понимать с кем имеем дело.

В США множество частных, негосударственных и прочих организаций, предлагающих свои услуги и интересующихся регионом в целом и Узбекистаном в частности. Некоторые хотят инвестировать в страну, другие предлагают свои консалтинговые услуги. На мой взгляд, в период, когда Узбекистан открывается к сотрудничеству, нам могло бы быть полезным кооперировать на базе четкого понимания наших целей, целей наших партнёров, условий сотрудничества. Это кажется очевидным, тем не менее, никогда не лишне это помнить и учитывать. Нам нужно знать нашего партнёра.

uzbekistan-ssha-chto-teper

3. Активнее разъяснять суть реформ в Узбекистане.

В США с оптимизмом смотрят на начинающиеся реформы в Узбекистане. Это неоспоримый факт. Однако есть и те, кто не уверен в том, что мы выполним все свои обещания. Будучи абсолютно нормальным явлением в США, для нас это также не может и не должно быть огорчением. Это лишь, на мой взгляд, должно побудить нас к профессиональному, открытому разъяснению сути задуманного.

4. Чтобы добиться успеха, нам нужно работать по всем фронтам.

От мозговых центров до посольств, от лоббистов в конгрессе, до сотрудников Госдепа и Пентагона. Центров принятия решений в США, как я упоминал ранее, много и надо работать со всеми.

5. Воспитывать и привлекать технократов (в хорошем смысле этого слова).

Одна из озабоченностей заключается в кадровом обеспечении реформ. Президент не раз говорил о кадровых проблемах и планах по привлечению наших квалифицированных специалистов. Для решения поставленных задач, привлечения инвестиций для осуществления реформ нужен этот человеческий капитал.

uzbekistan-ssha-chto-teper

Узбекистан переживает новый период взаимоотношений с партнёрами. Интерес к стране и к реформам как никогда повышен. То, насколько успешно мы проведём реформы и осуществим намеченные планы, привлечём специалистов и капитал, определит успех Узбекистана на международной арене.

Сотрудничество с США по многим направлениям может быть выгодным для Узбекистана и способствовать развитию нашей страны. Но это не значит игнорирование интересов других традиционных партнёров.

В конечном итоге, всё зависит от нас, и хотелось бы пожелать нам удачи!

 

Текст: Бахром Раджабов

 Фотографии предоставлены Пресс-службой Президента Республики Узбекистан