26-27 марта 2018 года в Ташкенте состоялось событие планетарного масштаба и значения.


Обозреватель RedPen Бахром Раджабов подводит некоторые итоги.

 

В Ташкенте 26-27 марта прошла Международная Конференция по Афганистану: «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие».

Данное событие, к которому в Ташкенте тщательно готовились, прошло под пристальным вниманием представителей СМИ, экспертов по Центральной Азии и Афганистану, политиков, дипломатов и других. Отмечалось стремление узбекской стороны широко осветить данное мероприятие, что стало, в том числе, причиной приглашения в страну СМИ, до сих пор не имевших практической возможности участия в подобных мероприятиях в Ташкенте.

uzafg2018-centralnaja-azija-uzhe-ne-ta

В чём же причина, а, точнее, причины интереса к данной Международной Конференции в Ташкенте?

 

Интерес к самому Узбекистану

Узбекистан находится на стадии реформ в разных сферах – от экономики до социальной сферы, от внутренней до внешней политики – что неизбежно, приковывает внимание и возбуждает интерес к стране.

В частности, в Центральной Азии Узбекистан заявил и проводит политику, основанную на более прагматичном подходе и добрососедстве, о чём свидетельствуют уже сделанные практические шаги руководства страны.

Именно после инициатив Узбекистана Центральноазиатский регион вновь стал приобретать динамику более тесной интеграции.

Хоть Ташкент пока не ставит перед собой задачи создания интеграционных механизмов в регионе, тем не менее, явно демонстрирует желание и потребность в сотрудничестве с соседями. Уже сделаны практические шаги по отмене визовых ограничений с Таджикистаном, открыты ранее прекратившие работу транспортные пути с Казахстаном и Кыргызстаном, открываются новые или возобновляются  прежние железнодорожные, автодорожные и авиамаршруты с соседними государствами. Постепенно решаются пограничные вопросы, ставятся амбициозные экономические задачи по увеличению региональной и межгосударственной торговли. Всё это элементы интеграции в Центральной Азии, которые с подачи Ташкента вновь на повестке дня.

uzafg2018-centralnaja-azija-uzhe-ne-ta

 

Роль Ташкента в урегулировании Афганской проблемы

В 1993 году Президент Ислам Каримов на 48 сессии Генеральной Ассамблеи ООН говорил о проблемах и угрозах, исходивших из Афганистана, и необходимости усилий международного сообщества, и помощи Афганистану в преодолении этих серьёзных препятствий, оставленных войной.

В 1997 по инициативе Узбекистана под эгидой ООН начал действовать формат «6+2», куда вошли страны-соседи Афганистана – Пакистан, Иран, Китай, Туркменистан, Таджикистан и Узбекистан, и страны-гаранты – США и РФ.

21 июля 1999 года между Северным Альянсом и движением «Талибан», а также другими участниками контактной группы, была подписана «Ташкентская декларация об основополагающих принципах мирного разрешения конфликта в Афганистане». Декларация стала официальным документом 54-й сессии Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН. Однако, военные действия в Афганистане не прекратились.

В 2008 году Узбекистан предлагает пригласить в Контактную Группу «6+2» Североатлантический Альянс (НАТО) с учётом сложившихся реалий и ведущейся с 2001 года при лидерстве США военной кампании, силами Международной Коалицией войск ISAF в Афганистане.

Все эти инициативы Узбекистана имели целью возобновить и поддержать мирный процесс в Афганистане, бороться с международным терроризмом и экстремизмом, религиозным фундаментализмом, наркотрафиком, несших угрозу всему Центральноазиатскому региону.

Наконец, в 2018 году, Узбекистан, совместно с Афганистаном, инициирует и организовывает Международную конференцию «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие» в Ташкенте. По итогам конференции принята Ташкентская декларация.

Существуют также иные форматы по Афганистану – Кабульский процесс, Московский формат, Международная контактная группа, Стамбульский процесс «Сердце Азии», Контактная группа «ШОС – Афганистан» и другие.

Узбекистан активно сотрудничает с Афганистаном в двустороннем формате.

uzafg2018-centralnaja-azija-uzhe-ne-ta

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев на Международной Конференции «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие» в Ташкенте, в частности, сказал:

— С 2002 года в Афганистан мы поставляем электроэнергию. С вводом новой линии электропередачи Сурхан – Пули-Хумри объём поставок электроэнергии из Узбекистана в Афганистан резко возрастёт.

Мы совместно продвигаем реализацию ещё одного стратегического проекта – продолжение до Герата построенной узбекскими специалистами и действующей сегодня железной дороги Хайратон – Мазари-Шариф.

Этот проект позволит внести реальный, практический вклад в восстановление экономики Афганистана, создать новые рабочие места и повысить транзитный потенциал страны.

Запуск трансафганских транспортно-коммуникационных проектов в тесной увязке с другими, не менее значимыми региональными проектами, такими, как «Узбекистан – Туркменистан – Иран – Оман» и «Узбекистан– Кыргызстан – Китай», также создаст все необходимые условия для развития межконтинентальных транспортных коридоров практически во всех направлениях – с Севера на Юг и с Востока на Запад кратчайшим путём.

Активно развиваются гуманитарные связи. В январе начал работу специально созданный в нашем приграничном городе Термез Центр обучения афганских граждан. В настоящее время там уже обучаются около 100 юношей и девушек из Афганистана.Мы планируем расширить перечень специальностей и направлений подготовки афганских специалистов в данном центре.

uzafg2018-centralnaja-azija-uzhe-ne-ta

Зачем это Узбекистану?

В условиях проведения Узбекистаном прагматичной внешней политики, подчёркивающей приоритет экономических интересов, именно экономические предпосылки выходят на первый план в стратегии развития взаимоотношений с соседями.

Узбекистан – одна из двух так называемых «double landlocked country» в мире. Это значит, что для выхода к морю товарам из Узбекистана необходимо пересечь территории и границы как минимум двух стран. Это значительно продлевает время в пути и значительно удорожает цену. Поэтому Афганистан мог бы сослужить транспортным коридором для Узбекистана, ищущего наиболее короткие и относительно более дешёвые пути вывода своих товаров к морским портам. Именно по этой причине Узбекистан брался за строительство дорог и мостов, железнодорожных путей в Афганистане с последующей возможной «завязкой» их на трансафганские маршруты. Выше, упоминались слова Президента Узбекистана, о проектах, которые осуществлены, либо запланированы к осуществлению с афганской стороной.

Приоритет – экономическое сотрудничество. Дорога – это не просто транспортный коридор, это всегда большая политика во имя экономических интересов.

Существует мнение, что многосторонний формат сотрудничества по Афганистану неэффективен. И поэтому стоит отдавать предпочтение двустороннему сотрудничеству, в том числе, экономическому.

Отвлечённый пример – проект ТАПИ по поставке газа из Туркменистана через Афганистан в Пакистан и Индию. Идея проекта возникла в 1995 году и к 1997 году, после переговоров и выбора компании для осуществления проекта, встал вопрос переговоров с движением «Талибан». Такие переговоры состоялись и проект был поддержан «Талибан». Я намеренно не упоминаю множество нюансов, связанных с участием американцев в переговорах, не урегулированные цены за газ между Индией и Пакистаном, и так далее.

Проект «шёл со скрипом» по многим причинам политического, экономического и военного характера. Строительство Туркменского участка газопровода началось только в 2015 году, Афганского в феврале 2018-го. Однако, что ясно на этом примере, так это возможность и необходимость переговоров с талибами, которые гарантировали неприкосновенность газопровода, проходящего через подконтрольную им территорию, видя в этом прямую для себя выгоду. Всё это происходило даже в условиях, когда была установлена связь движения «Талибан» с международной террористической сетью Аль-Каида.

В этой связи, возможность закрепится в стране не следует упускать и Ташкенту, в том числе, прибегая к двустороннему сотрудничеству, например, с Афганским правительством, что и происходит.

На практике, для того чтобы осуществлять экономические проекты в Афганистане, базовым условием остаётся обеспечение безопасности.

В условиях Афганистана, пока центральное правительство не всегда может контролировать всю территорию страны, слабо верится, что безопасность можно будет обеспечить, не договариваясь с группировками, контролирующими различные регионы Афганистана.

 

Проблемы мирного урегулирования в Афганистане,

или Новая «Большая Игра»?

В СМИ часто упоминается движение «Талибан», с которым, в первую очередь, необходимо договариваться афганскому правительству. Однако, движение «Талибан», которое призывают прервать связь с террористическими организациями типа ИГИЛ/ДАЕШ, не единственная сторона для переговоров.

Иной аспект, который следует отметить – пестрая этническая картина Афганистана. Территорию страны населяют пуштуны, таджики, узбеки, туркмены, хазарейцы и другие, живущие в разных регионах страны. В ситуации разобщённости и слабого государства внешние силы способны и пользуются этим в конкурентной борьбе, полем для которой, увы, становится Афганистан.

Не случайно в декларациях, в том числе и в недавней Ташкентской, записан призыв широкого международного участия стран в разрешении Афганского конфликта, а на конференцию были приглашены представители широкого круга стран.

Стоит обратить внимание на приглашённые к диалогу страны и станет ясно как много государств реально имеют интересы и конкурируют (или сотрудничают) в Афганистане.

В стране и в регионе Центральной Азии происходит, своего рода, новая «Большая игра». В ней участвуют глобальные игроки. Узбекистан также включён в геостратегическую игру. Случилось это, как мне однажды поведал своё мнение один русский политолог, благодаря Шарафу Рашидову, который в своё время сумел убедить руководство СССР использовать маршрут ввода войск в Афганистан через Узбекистан, что не было самой удобной опцией. Так это или нет на самом деле, не берусь судить, однако, Узбекистан и позже получал немало выгоды от участия в так называемом Северном маршруте сил антитеррористической коалиции, который считался надёжней Южного маршрута через Пакистан.

uzafg2018-centralnaja-azija-uzhe-ne-ta

Прибавим к этому сильную финансовую зависимость Афганистана от донорской помощи, составляющей значительную часть бюджета страны. В подобных условиях без изменения экономической ситуации с трудом представляется возможность решения всех остальных проблем. Давольно неразвиты демократические институты в стране. Порой даже общенациональные выборы невозможно проводить на территории всего Афганистана из-за угрозы безопасности. Вкупе междуусобицы и борьба внутри Афганистана, а так же множество возможностей манипулировать ситуацией пока препятствуют развитию и усугубляют конфликт с участием множества акторов.

В целом, как заявляла узбекская сторона – организатор Международной Конференции, реалистичной целью являлось создание платформы для дискуссии, местом для которой стал Ташкент.

К сожалению, в дискуссии не участвовали талибы, однако, в ходе конференции были даны сигналы им в Афганистане, а также «игрокам» за его пределами.

На самом деле основные темы в повестке дня по афганской проблематике остаются прежними, как остаётся неизменной надежда, что ташкентский «meet up» на высшем уровне будет шагом в направлении мира в Афганистане.

uzafg2018-centralnaja-azija-uzhe-ne-ta

 

Текст: Бахром Раджабов

Благодарим за предоставленные фотографии и материалы Конференции Международный Пресс-клуб