Автор: Ашот Даниелян 


Город неторопливых мечтателей, размеренных оптимистов и детей солнца.

Именно этим меня всегда он и прельщал – своей невозмутимостью. Ташкентец – это человек, относящийся к жизни глубоко философски, в нем есть что-то от Хайяма и что-то от древнего грека.

tashkent-valsiruyushhij-gorod

Ташкентца заботят больше глобальные проблемы, а не мелочь насущная. Он, скорее, будет обсуждать наводнение в Австралии или бразильский футбол, чем поднявшиеся цены на бензин. А о своих финансовых тяготах предпочтет говорить в компании друзей в дорогом ресторане в понедельник. В этом и есть некий налет среднеазиатского аристократизма.

Однако, несмотря на страсть к философии, ташкентец трудолюбив и будет унывать в отсутствии дела, пусть и небольшого. В общем и целом, если я говорю о Ташкенте, то подразумеваю в большей степени его жителей – кровь, которая наполняет жилы города и делает его уникальным.

Думаю, помимо всего прочего, у любого города есть свой внутренний ритм, темп, некая тонкая вибрация. Она делает город неповторимым и пронизывает все сущее. Именно поэтому необходимо быть особого внутреннего склада человеком, несуетным, чтобы спокойно ужиться в Ташкенте. И потому многие приезжие, привыкшие к бешенному темпу жизни и событий, чувствуют некий дискомфорт в нем. Все от того, что ритмы не совпадают. Ташкент – город вальсирующий.

Ташкентец – неисправимый солнцефил и обязательно страдает в отсутствии светила.  Отправьте его на стажировку в одну из скандинавских стран, как тут же получите письмо, наполненное сплином и туманной печалью. Вот тут уж рай для ученых, которые утверждают, что вся жизнь вообще зародилась на Солнце. И не столько тепло, сколько сам свет – главный источник жизненной энергии и подпитки города с его жителями.

Тот, кто привык к ташкентскому солнцу и волей судеб оказался на чужбине, навеки обречен на ностальгию именно по тому чувству радости и беззаботности, которое мы вынесли из детства, отправляясь в ослепительно яркий весенний, жгуче-бодрящий летний и тонов сепии осенний день на прогулку в парк, в школу, в магазин за молоком, а годам к сорока имели характерный клинтиствудский прищур и морщинки в уголках глаз. Это константа жизнерадостности, которую никто не сможет отнять у Ташкента. И готов спорить, что Солнце Ташкента – один из главных факторов, заставляющих людей возвращаться снова и снова в каменный город.

 

Ташкент – вальсирующий город

Автор: Ашот Даниелян, переводчик, музыкант, автор Интернет-издания RedPen.

Фото: Бобур Алимходжаев

Графическое оформление: Борис Егоров

Проект реализован при поддержке бренда Uzbek Apparel