Автор:  Татьяна Петренко 


Мой родной город сохранил наш род. Совсем молодые дедушки и бабушки приехали сюда в далекие 30-е, спасаясь от раскулачивания и коллективизации. Здесь родились мои тети и дяди. А спустя много лет – папа и мама, причем они оба – младшие в своих больших семьях.

tashkent-semya

Теперь нас много. Родители, тети, дяди, братья, сестры, дети, племянники, племянницы,  даже внуки и, соответственно, внучатые племянники. Одно из самых ярких моих детских воспоминаний – это просто бесконечный, какой-то гигантский, как мне тогда казалось, обеденный стол, за которым мы все собирались, когда приходили к дедушке с бабушкой.

«Иных уж нет, а те – далече…» Но ощущение семьи, основы со мной на всю оставшуюся.

Эпитетов у Ташкента много – хлебный, солнечный, каменный. Но его точно нельзя назвать «городом контрастов». Здесь настолько все переплетено и гармонично, что вопрос «Нормульмисиз?» ничего, кроме желания ответить, не вызывает. Иногда город кажется удивительно маленьким, потому что шанс, куда бы ты не направился,  встретить родственника, знакомого или знакомого знакомого, практически стопроцентный. Нам свойственно жаловаться на жизнь в целом и на медленный интернет в частности, давать советы и заниматься самолечением, вкусно поесть и красиво одеваться, опаздывать на встречи и говорить «Хоп». И как рыбак – рыбака, ташкентские буквально чувствуют и безошибочно вычисляют друг друга в любой точке мира.

«Что ты там сидишь, в своем Ташкенте?» – слышу я часто. Почему сижу? Я здесь ЖИВУ. В самом обычном и, одновременно, самом глубоком понимании этого слова.

 

Автор: Татьяна Петренко, главный редактор Интернет-издания RedPen

Фото: Бобур Алимходжаев

Графическое оформление: Борис Егоров

Проект реализован при поддержке бренда Uzbek Apparel