Главная тема нашего разговора – кинофестиваль. Тот, который некогда прославил наш город на весь мир. И тот, который рано или поздно должен будет возродиться в Ташкенте.


 

В рубрике #VOXPOPULI («Глас народа»), помимо автора, наши читатели также задают приглашенному гостю интересующие их вопросы. Имя гостя, требования к вопросам и сроки, до которых они принимаются, публикуются заблаговременно на нашей странице в Facebook.

Сегодня наш гость – актер, режиссер, продюсер Рустам Сагдуллаев.

rustam-sagdullaev-nam-nuzhen-kinofestival

 

Международный Ташкентский кинофестиваль стран Азии, Африки и Латинской Америки проходил в Ташкенте с 1968 года. Девиз фестиваля – «За мир, социальный прогресс и свободу народов». Проводился в конце мая – начале июня. Фестиваль не был конкурсным, по результатам просмотров присуждались премии, призы, памятные медали различных общественных организаций, которые вручались в торжественной обстановке на сцене ГАБТ им. А. Навои. В программу фестиваля входили показы новых лент разнообразных жанров и направлений, различные информационные программы, дискуссионные клубы и круглые столы, действовал кинорынок.

rustam-sagdullaev-nam-nuzhen-kinofestival

— Последний фестиваль был проведен в 1992 году, — рассказывает Рустам Сагдуллаев. — Мне поручили сопровождать делегацию из Южной Кореи. Они, кстати, и выиграли тогда Гран-при. Так было заведено, что все иностранные делегации были «распределены» между нашими режиссерами и актерами. На первых фестивалях я был лишь зрителем, а потом уже и мне стали доверять гостей. Помню, особняком ходили делегации капстран. Например, индусы – а к нам приезжали и Радж Капур, Шаши, Риши Капур, их сыновья, братья, сама Хема Малини – звезда «Алибабы» и «Зиты и Гиты». Позади них всегда ходили слуги. А с «чужих рук» они вообще не ели и не пили.

— Что значили для нас эти фестивали?

— Это был большой праздник кино! Столько кинематографистов сразу я нигде не видел. Статус нашего фестиваля был очень высоким.

Кинофестиваль не дает большой прибыли. Зато имеет огромный политический и деловой резонанс. Здесь подписывались деловые контракты, меморандумы, большие документы. Причем, совершенно разного толка. Например, прилетит из Бангладеш директор киностудии, а у него великолепная чайная плантация имеется. Партнеры из Австрии, скажем, заключают с ним деловой контракт и подписывают бумаги о чае. Конечно, все это было тогда завуалировано, свершалось в кулуарах, где-нибудь за ужином в ресторане. Но дело-то полезное, с экономической, политической точки зрения.

rustam-sagdullaev-nam-nuzhen-kinofestival

— Почему Ташкент?

— Думаю, здесь сыграло свою роль и землетрясение. Столько людей со всей страны помогало нам отстроиться, многие остались тут жить. Ташкент обрел небывалую популярность. И еще один немаловажный фактор: мы всегда стояли особняком в плане любви и интереса к индийскому кино. Узбекский зритель просто обожал индийские фильмы! А их было особенно много представлено в рамках программ.

Наши фильмы, кстати, проходили особенно жесткий отбор. Вдвойне приятно, что многие картины имели большой резонанс – как культурный, так и политический. Такие, например, как «Нежность», «Влюбленные».

Билеты на показы было невозможно достать. Работали все кинотеатры: «Панорамный» – центр кинофестиваля, «Нукус», «Москва», «Казахстан», «Фестиваль», «Кукча», «30 лет комсомола». Все залы были битком забиты.

— Это был обмен опытом?

— Да нет, какой там опыт! Мы просто смотрели и наслаждались кино. Режиссеры наблюдали в процессе работу друг друга, налаживали контакты, знакомились со сценаристами. В те времена СССР покупал картины выборочно, только те, которые соответствовали идеологии. А на фестивале все было гораздо многообразнее. Поэтому, многие актеры и режиссеры из Москвы и других городов Союза тоже приезжали сюда посмотреть кино. Это был праздник возможностей, большого выбора. Создавались совместные проекты, планировалась дальнейшая работа. Так, Латиф Файзиев сотрудничал потом с марокканцами, Учкун Назаров с индусами сделал несколько совместных фильмов.

Приглашенные гости часто приезжали в Ташкент с родственниками. Чтобы попробовать плов, посмотреть Самарканд, подивиться изобилию фруктов и овощей. Гостеприимство у нас всегда было на высочайшем уровне. Особенно много актеров любило приезжать из Москвы. Кого мы только здесь не встречали?! Смоктуновский, Ульянов, Лановой, Мордюкова, Мирошниченко. За свою последнюю в жизни работу в фильме «Любить по-русски» Евгений Матвеев был здесь, в Ташкенте, удостоен приза за лучшую мужскую роль.

rustam-sagdullaev-nam-nuzhen-kinofestival

Потрясающая история была с Михаилом Светиным. Он в 1941-1945 годах пацаном был эвакуирован в Ташкент. Мы нашли в Старом городе дом, где он жил. Светин плакал, землю целовал. И все повторял: «Пять лет вы нас кормили, поили. Сами не спали, не ели, нам отдавали».

Жаль, что все развалилось…

— В 2011 году, во время проведения Ташкентского международного кинофорума «Золотой гепард», была предпринята попытка возрождения традиций кинофестиваля…

— Фестиваль фестивалю рознь. Последние опыты показали, что без государственной поддержки не обойтись. Когда задействованы только частные организации и спонсоры, фестиваль останется разовым мероприятием.

Настоящий кинофестиваль – это не просто церемонии «открытия-закрытия», а действительно полезное мероприятие в первую очередь для «киношников». Во главе угла должно стоять кино.

Конечно, попытка возрождения была хорошей идеей. И последний кинофестиваль должен был набирать обороты. Но, повторюсь, тут нужен государственный уровень. Должно быть заинтересовано государство. И нужна личность – человек, который зайдет к президенту и скажет: мы можем это сделать, есть потенциал, есть опыт. Найдем и «вытащим» тех, кто стоял когда-то у истоков. Тем более, сейчас все открыто, демократично. Пусть привозят к нам фильмы.

rustam-sagdullaev-nam-nuzhen-kinofestival

— А «живет» ли наше кино сегодня?

— Живет. Но не очень хорошо. «Даем» количество, а о качестве не думаем. У нас очень слабая сценарная школа – говорю с точки зрения профессионала. А ведь с этого кино и начинается. Нет грим-школы. Театральная грим-школа есть, а «киногрима» больше нет. Не уберегли, забыли о корифеях прошлого. В итоге, все закупаем в Мосфильме. Свое все потеряли.

Что касается актеров, то сейчас гораздо легче снимать опытных, популярных. Уже лет десять на экранах мелькают одни и те же лица.

Потому что многие режиссеры не хотят работать с дебютантами. Ведь для этого нужно время, энергия, силы. А режиссеру снять хочется побыстрее, потому что сроки и финансы поджимают.

Сам я, когда снимал фильм «Слепые», работал и с дебютантами. У меня снялся Рустам Уззаков, тогда еще совсем пацан. Это была первая большая роль Рано Шадиевой. Исмаил Джалилов играл одну из главных ролей, и жена его потрясающе сыграла. Впервые появилась на экране Малика Усманова. Этот фильм про подростковую наркоманию долгое время не показывали у нас. Куда только я его не носил, объяснял, что у нас не производят наркотики, мы лишь «транзит», и проблему нужно поднимать. Но почему-то все боялись показывать этот фильм. Пятнадцать лет фильм был «невыпускным». И вот только три месяца назад его впервые показали на наших каналах. А ведь там играют и Тамара Шакирова, и Мурад Раджабов. В роли «нюхача» наркотических средств снялся у меня сам Василий Лановой. Его заинтересовала роль. Он сказал мне: «Я бы все равно согласился сняться, потому что очень люблю Ташкент».

— Чем вы занимаетесь сейчас?

Хочу «запустить» современную музыкально-комедийную сказку. Уже и сценарий готов.

Мой проект родился после двух мешков писем с просьбами снять что-нибудь «волшебное» и смешное.

Просто я занят сейчас в двух российских проектах. Вот отснимусь там, а потом и здесь начнем. И еще, «Худо хохласа»… Эх, говорить, не говорить…  Ладно, намекну, что начинаю работу над огромным проектом с китайцами, индусами, марокканцами, итальянцами, россиянами. Называться он будет «Шелковый путь».

 

Из многочисленных вопросов наших читателей мы выбрали три, на наш взгляд, наиболее интересных и задали их Рустаму Сагдуллаеву. Первый из них – про роль Ромео в фильме Леонида Быкова «В бой идут одни старики» от Елены Ращупкиной.

— Вы считаете себя «заложником одной роли»?

— Я не заложник. Я горжусь тем, что я, узбек, снялся в этой картине.

Мне до сих пор пишут письма со всего мира, благодарят. Куда бы я ни приехал сегодня – я везде Ромео. И как это может быть неприятно?!

rustam-sagdullaev-nam-nuzhen-kinofestival

Я иду «в ногу» с этим фильмом. Каждый год в мае меня вызывают на интервью для каналов «Звезда» «Дом кино», для программы «Доброе утро» на «Первом». И традиции этой уже более двадцати лет! Помните сцену построения «желторотиков»? Я ведь там фигурирую под своей фамилией.

– Вторая эскадрилья, лейтенант Сагдуллаев!

– Я!

Не могу я этим не гордиться.

— Какая награда Вам особенно дорога? И о какой еще мечтаете? (вопрос от Эркина Султанова)

— В 2011 году я получил высший приз кино на фестивале в Анапе. Его получали в разное время очень большие актеры – Смоктуновский, Банионис, Лановой.

Это приз «Госпожа удача» имени Павла Луспекаева. Дают его за удачливость в работе. Оказалась, что у меня практически не было простоев, все складывалось замечательно во все времена.

Я не мечтаю о наградах. Только о благодарности зрителя. Потому что зритель благодарит тебя за то, что ты остался у него в памяти. Вот это и есть самое потрясающее в жизни актера.

Иногда, правда, доходит и до курьезов. Сыграл я в «Спецназе» (с Балуевым в главной роли). Моя роль была глубоко отрицательной. Играл я паршивого такого полковника. Знаете, сколько мне писали и звонили после этого? С Украины, Азербайджана, Армении, России. Из Америки пишут: «Хотел тебя пригласить на Мальдивы, а теперь – вот тебе! (показывает кукиш). Сыграй сначала что-нибудь другое, чтоб эту роль зачеркнуть!»

Или вот еще: «Мама моя злится и говорит: «Вот бессовестный Ромео, дорос до полковника и такое вытворяет!».

rustam-sagdullaev-nam-nuzhen-kinofestival

— Почему Вы не играете в театре? (вопрос от Рустама Ибрагимова)

— Голос у меня не подходящий. Кинорежиссерам мой сип нравится. А в театре придется подходить к рампе и кричать. Я сорвал голос в юности – играл на гитаре, надрывался.

А еще я бы сказал, что просто не люблю театр. Там все «нарочно».

В кино, если ты ешь яблоко, ты его действительно ешь. И играешь там, где происходит действие: на улице, в машине, в поле. Ты не сидишь на стуле и не изображаешь, что скачешь на лошади. Оттачивать актерское мастерство, конечно, нужно в театре. Это сложное искусство.

Но я не люблю «коробку», в которой работает тридцать человек, переодевающихся по мере надобности. Это не мое. Мне нужна камера, площадка, пространство.

rustam-sagdullaev-nam-nuzhen-kinofestival

 

Текст: Лайло Расулова

Фото в редакции: Шухрат Хабибуллаев