Балет – это красота и грация, гармония и пластика, сила и страсть. Но почему самый изящный вид искусства называют «каторгой в цветах»?


Как-то раз заслуженная артистка Узбекистана, солистка ГАБТ им.А.Навои  Надира Хамраева выставила в инстаграм фото своих ног: уставших, натруженных, «гудящих» после очередного спектакля. И мы увидели, какой ценой дается это невесомое волшебство? Комментарии были разными, в том числе: «Зачем нам это все нужно видеть?!»

nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu

И потому мы решили приоткрыть занавес и «подсмотреть» за работой балерины вне сцены, вне спектакля, вне ее прекрасной воздушной пачки и атласных пуант. Для того, чтобы понять, что такое на самом деле…

…ИХ НОЖКИ

Надира Хамраева: Я помню это фото, сделанное после репетиции программы в рамках ШОС. Ноги в тот момент «гудели». Единственное, что меня спасало – это «растяжки» для больших пальцев. Я просто написала в профиле, что отдыхаю после прогона. Не собиралась постить что-то ужасное и калечить чью-то ранимую психику. И ничего в своих ногах, кстати, плохого не видела. Ну не выставила же я, в конце концов, свои кровяные мозоли.

Постоянное пребывание в тесной обуви откладывает заметный отпечаток на строении стопы, которая со временем деформируется. Раньше балерины «спасались» спичечными коробками, вставляя их между пальцами. А сегодня в аптеках можно приобрести специальные «растяжки-тренажеры».

Н.Х.: Кроме того, появилась, наконец, и более комфортная профессиональная обувь – из пластика, которую можно регулярно стирать. Теперь мы можем больше не носить пуанты из гипса и клея. Но не все могут себе это позволить, к сожалению… У нас такую обувь не выдают, а покупать в Америке  дороговато.

nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu

И все же, самый первый шок юная балерина испытывает именно тогда, когда впервые «встает» на пуанты. Это происходит примерно через полгода подготовки. Ощущение сравнимо с «испанским сапожком». Стопа теряет свободу, эластичность, а ты день за днем учишься существовать в этой обуви. Поэтому балету и обучают не несколько месяцев, а восемь лет! Ведь нужно создать впечатление легкости, ощущения танца босиком.

Дерматин…  Да, именно такая кожа на ногах у балерины. Эти ножки красивы только тогда, когда они «в одежке».

Я не покупаю открытую обувь, не ношу узкую – ее и так достаточно в нашей жизни. Можете себе представить, когда в конце дня или после четырехчасового спектакля снимаешь пуанты, а пальцы так и остаются в форме пуант. Страшно. Но зато как это красиво со сцены!

…ИХ ОБРАЗ ЖИЗНИ

Н.Х.: Многие думают, что малышей в балетной школе заставляют жить по какому-то жесткому графику: не ешь, не отвлекайся, работай. Так вот «заставляют» – это не совсем правильное слово. Приучают! Постепенно приводят к мысли, что жизнь – это хорошо продуманное четкое планирование времени. С первого дня обучения создается определенный график, и балерина в течение всего своего становления привыкает жить по расписанию. Когда мы оканчиваем школу, это расписание остается с нами: репетиции, прогоны, спектакли, преподавание.  Я думаю, что все балетные людиочень четко умеют распределять свое время.

Распорядок дня Надиры с рождением сына, конечно же, претерпел изменения. «Вовремя ложиться и вставать» – теперь понятия довольно шаткие. Но во многом благодаря помощи знаменитой бабушки – народной артистки Узбекистана Гули Хамраевой – работа мамы продолжает «кипеть».

nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu

Н.Х.: С появлением ребенка я научилась спать по три часа. Если с утра мне надо идти в институт, я передаю бразды правления бабушке. Ну а когда бабушке на работу – приходит няня. А потом уж, кто первый возвращается, тот няню и отпускает.

Кстати, мама оказалась бабушкой в самом лучшем смысле этого слова. Несмотря на то, что «бабушка на пенсии» – это совсем не про мою маму, и что Гули Хамраева и «обычная жизнь» – понятия не совместимые, мама открылась для меня с совершенно неожиданной стороны.

Раньше, когда она приходила домой с работы, я просила: «Гули Раззаковна, «выключите» педагога и репетитора, «включите» маму».

Теперь же, благодаря появлению Камрана, она забывает про все на свете, целиком погружаясь в детские заботы и любовь к внуку. Меня и баловали, и воспитывали, давая понять, что хорошо и что плохо. А «бабушка» Гули Хамраева уверена, что хорошо все, что бы внук ни сделал.

…ИХ ГОРМОНЫ

Как «человек балета» может решиться на беременность? – спрашиваем мы.  

«Никак»,  – отвечает наша визави.

Было время, когда Надира хотела этого очень сильно и была уверена, что время пришло. Но судьба  рассудила иначе – чуда не произошло. Отвлеклась, отдалась работе, приостановила свои ожидания – и вдруг… Балерина  танцевала и танцевала, даже не подозревая о том, что скоро станет мамой.

Н.Х.: В три месяца беременности мы с Камраном станцевали «Лебединое озеро». А в четыре месяца я уже не влезла в костюм Джульетты. Да, в этой истории «подвело» меня здоровье. Из-за мощных физических нагрузок, из-за постоянных репетиций, которые иногда проходят и в плохо отапливаемых концертных залах, ты регулярно простываешь, нарушаются естественные физиологические процессы. Ты просто начинаешь «с этим жить» и думаешь, что ничего страшного не произойдет и на этот раз. Идешь к врачу, лечишь «женские» воспаления, принимаешь курс «блокад», пьешь лекарства – и продолжаешь репетировать. А твой сильный малыш в это время растет, крутит с тобой фуэте (настоящий космонавт) и ждет – когда же мама, наконец, о нем узнает.  Если ребенок дан от Бога, он обязательно будет.

nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu

До шести месяцев Надира старалась скрыть свою беременность. Приходила на работу, занималась «классами», но прыгать перестала, поняв, что больше искушать судьбу не стоит. Потом взяла больничный, сказав, что надо подлечить гормональный сбой. Но дома сидеть, конечно, не смогла: успела защитить диссертацию в  магистратуре, давала уроки детям, записалась  на йогу.

Н.Х.: Беременность для меня была роскошным отпуском. Я почувствовала себя женщиной, которая может уделить себе время. Ходить на йогу, в бассейн, гулять пешком. Не бежать с места на место, не смотреть на часы, а просто гулять.

В последние месяцы – август, сентябрь – я наслаждалась погодой, пением птичек, улыбками окружающих. Ни сонливости, ни упадка сил, только бодрость и отличное настроение. И главное – я ела все, что хотела! С удовольствием, например, мясо и бешбармак. То, что не всегда могла себе позволить – теперь ела каждый день! Одним словом, мир во время беременности предстал в совершенно других красках. У моей подруги – не балерины – наблюдались и отечность, и токсикоз. Я ничего этого не знала. Наверное, сказалась физическая подготовка и генетика. Мой Камран был абсолютно «расположен» ко мне. Родив, сказала, что хочу опять быть беременной.

…ИХ ВЕС

За время беременности набрала 20 килограм. «Отсидела» сорок дней и потихонечку вернулась в театр. Я была толстая! Руки были, как ноги – так мне казалось. Но спасало то, что я влезала в купальники, благо они у нас стретчевые.  И когда я встала к станку, то поняла: надо начинать с чистого листа. Впрочем, в форму пришла скоро – в сентябре родила, а в январе уже станцевала Джульетту.

Что же касается «голодных» обмороков, недоедания, истощения, о которых часто упоминают в связи с балеринами, то я считаю, что это психологические нарушения.

Поверьте, никому не нужна «дохлая» балерина. У балерины должны быть сила, энергия и работающие мозги. Если с мозгами все в порядке, то не будет проблем ни с питанием, ни с лишним весом.

…ИХ ВОЗРАСТ

Мне тридцать один. Вопреки стереотипам в тридцать пять балерин не отправляют «на отдых». И на пенсии можно активно работать, преподавать, репетировать. Даже на сцене можно танцевать, но только если здоровье позволяет. И конечно, если позволяет внешний вид. Все-таки, балет – это эстетика.

nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu
nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu

Мы должны соответствовать сценическим стандартам. Мне, например, кажется, что сейчас я танцую свои роли намного лучше, чем в юности, потому что я более осознанно передаю страсть, любовь, эмоции.

…ИХ БОЛЬ

Я научилась жить с болью. Каждый экзамен в школе заканчивался тем, что я «зарабатывала» по нескольку мозолей на каждой ноге. Не помню дня, чтобы ничего не болело. Сначала тебя это закаляет, потом учит выносливости. Ты перестаешь жалеть себя. Тот, кому свойственна жалость к себе, не становится солистом. Тот так и будет стоять «у воды», как у нас говорят (по аналогии с массовкой в «Лебедином озере», стоящей в глубине сцены у декорации пруда).

Со временем боль становится частью тебя, и иначе жить уже невозможно. Но это и делает нас уникальными.

nadira-xamraeva-ya-privykla-zhit-s-bolyu

Текст: Лайло Расулова

Фото: Шухрат Хабибуллаев