Гид для учителей и учеников.


В этом году праздник первого звонка в школе №6 Бекабада закончился поножовщиной. Конфликт старшеклассников привел к ранению школьника, который оказался в больнице, другой был задержан.

Сколько подобных случаев происходит, мы точно не знаем, поскольку мониторинга по конфликтам в школах не проводится. При этом учителя и персонал школ не всегда знают, как действовать в случаях травли и насилия.

Представляем вам экспертное мнение Рано Макаренко – учителя-дефектолага, специалиста по предотвращению травли в образовательных учреждениях.

 

Травля и насилие очень сильно воздействуют на общество. Любой участник процесса подвергается изменениям. Знает ли психолог, директор, завуч и в целом школьный персонал как остановить травлю? Многие наверняка ответят отрицательно, потому что не знают механизмов реагирования.

В данный момент, к сожалению, наше общество не знает, как остановить насилие.

Простой пример: Джурабек травит Камола, другие ученики снимают на камеру. Это простой пример школьного насилия, который мы видим в соцсетях. Что делают люди, которые не обладают механизмами реагирования? Травля продолжается, потому что никто не говорит о ней, нет огласки. Никто не рассказывает: ни участники насилия, ни наблюдатели, ни учителя. Почему не рассказывают последние? Потому что считается, что это снизит статус школы.

Ни родители жертвы, ни родители обидчика не информируются. Учителя и персонал не обращают внимания, считая, что дети сами разберутся. Дети не могут найти выход из ситуации, так как у них мало опыта в коммуникации.Мы учим детей математике, чтению и письму, но многие не учат детей общаться друг с другом.

konflikt-v-shkole-licee-ili-kolledzhe-kak-reagirovat
Доклад Рано Макарено на организованном Представительством ЮНИСЕФ в Узбекистане Круглом Столе c участием руководителей медиа агентств “Роль СМИ в продвижении общественного диалога по предотвращению насилия в образовательных учреждениях”. Ташкент. 6.09.2018. Фото Н.Макаренко

Что мы получаем как результат насилия? Дети не желают посещать школу, колледж, лицей. Они стараются убегать, скрываться, чтобы не идти туда, где им некомфортно. Как итог – возможный суицид и убийство. Та же жертва может убить обидчика из-за злости, либо обидчик может нанести вред жертве.

Почему подобные ситуации происходят? Первый фактор – безразличие взрослых: учителей, родителей. Второй – это отсутствие социальных работников, которые способны предотвратить травлю. Педагог, прежде всего, дает знания, а как реагировать на случаи травли он может и не знать, потому что его этому не обучили. Нет такого предмета как конфликтология или медиация. А учитель должен это знать. Третий фактор – это перегруженность учебного процесса. Чем он перегружен? Бюрократией, бумагами, различными мероприятиями, которые возможно и не нужны ни детям, ни педагогам. Четвертый фактор – это собственный опыт и манера воспитания. Многие учителя и родители были воспитаны с пониманием, что насилие – это норма.

Человек как белый лист

Как для детей, так и для взрослых можно провести простой тренинг, как можно визуализировать насилие. Раздается лист белой бумаги, его дети/взрослые описывают. Далее лист бумаги комкается, затем разворачивается. Следует вопрос: возможно ли вернуть лист в исходное состояние? Нет. Никогда он не будет прежним.

Любой вид насилия невозможно обратить. Но его можно сгладить с помощью служб поддержки.

Как реагировать на случаи насилия? Нужно о нем сообщить. Каждый ребенок в школе, лицее, колледже должен знать, что насилие – это зло.

Второй момент – это немедленное вмешательство. Если произошла драка, то стоит развести детей. Оказать первую помощь, а дальше начинается самое сложное – разбор и регистрация ситуации. Нужно убедить специалистов регистрировать случаи насилия в специальных журналах. И этим должен заниматься социальный работник, а не педагог.

Страдают в ситуации и наблюдатели, потому что они получают прививку безразличия.

Специалист должен привести ситуацию к тому, что участники договариваются. Дальше следует завершение случая и принятие дисциплинарных мер. Если это была драка, то должны быть применены дисциплинарные меры, которые прописаны в регламенте или уставе школы.

Что самое важное и чего мы не делаем? К ситуации нужно вернуться через неделю, две, три. Нужно закреплять с обидчиками, что подобные ситуации не должны повторяться.

konflikt-v-shkole-licee-ili-kolledzhe-kak-reagirovat

Школа должна стать местом, свободным от травли. В Казахстане, Кыргызстане, Молдове на школах вешают большие плакаты, на которых написано, что насилию не место в школе. Ученик, заходя в школу, будет визуально понимать, что это место защищенное, что он найдет поддержку у персонала школы.

Что еще необходимо сделать?

Касательно образования в целом – нужно ввести часы по конфликтологии и медиации в педагогических учреждениях. В школьные уставы необходимо ввести способы реагирования на случаи травли. Обучить персонал, который будет знать, как реагировать на случаи травли, а это не только учителя, это медсестра, техработники и другие. Нужно формировать вакансию медиатора, специалиста, который бы решал конфликты или социального работника с этими навыками. Бороться с случаями насилия помогают камеры, школа должна быть просматриваемой со всех сторон. Прозрачные двери тоже полезны, так как дети понимают, что надзор за ними ведется постоянно.

Мы не знаем сейчас, какая ситуация с травлей в школах, потому что нет мониторинга.

Немаловажным является установление строгих правил и их контроль, пресечение любых видов дискриминации, создание службы медиации. Последнее, это когда более дети старших классов самостоятельно могут разрешать конфликты младших сверстников. Как показывает анализ, эти дети и во взрослом возрасте являются более ответственными и прогрессивными.

Молодежь против насилия

Физическое насилие и травля подрывают учебу 150 миллионов подростков в возрасте 13-15 лет по всему миру. Экономические издержки насилия составляют почти 7 трлн. долларов в год, и это подрывает уже вложенные инвестиции в развитие детей и их образование. Пример – ребенок, пострадавший от насилия, перестает посещать школу.

konflikt-v-shkole-licee-ili-kolledzhe-kak-reagirovat
Фото: Дана Опарина

На прошлой неделе Представительство ЮНИСЕФ в Узбекистане организовало встречу детей, журналистов, специалистов для обсуждения вопросов насилия в формате Youth Talks. Выступили молодые люди, которые уже имеют опыт медиации конфликтов, как например, Малика Суннатиллаева. Она просвещает учащихся по вопросам ВИЧ. Малика рассказала о своей подруге, которая живет со статусом ВИЧ и когда этот статус раскрылся в школе, с ней перестали общаться. Она была вынуждена перевестись в другую школу. Малика считает, что если бы люди знали больше о способах передачи, то случаев дискриминации было бы меньше.

Директор Ташкентской международной школы Эндрю Бакмэн отметил на встрече следующее:

— У обучения нет конечной остановки, оно длится всю жизнь. Оно должно приносить радость и преимущества, но вместе с этим это тяжелая работа. В обучении мы должны принимать индивидуальность друг друга и всегда относиться с уважением к другим.

Чтобы ребенок обучался эффективно, он должен чувствовать себя счастливым и в безопасности. Необходимо чувство полной безопасности, чтобы делать ошибки и анализировать их.

Это важнейший навык для того, чтобы двигаться дальше и получать больше опыта для будущего. Но если мы находимся в страхе наказания за то, что можем сделать ошибку, боимся, что нам могут причинить насилие или боль … обучение невозможно.

 

Текст: Дана Опарина