Почему об этом событии так мало написано?


Авторы пишут так, как душе угодно. Редакция оставляет за собой право вносить лишь мелкие корректировки. Автор: Виктория Абдурахимова.

Город спешит по делам, пальцы – по клавиатуре. По правилам журналистики, с этим материалом я опоздала безбожно и непростительно. Но он нужен по двум причинам. Во-первых, о Первом международном фестивале декоративно-прикладного искусства написано так мало, словно мировой запас букв всю неделю, что шёл проект, находился под угрозой исчезновения. Во-вторых, такое событие заслуживает большего числа посетителей, пусть даже и виртуальных.

ИНФО. I Ташкентский Международный фестиваль декоративно-прикладного искусства прошел с 6 по 11 ноября.
Всего было подано 250 заявок. В итоге были отобраны работы 113 мастеров из Узбекистана и более 70 – из Азербайджана, Великобритании, Ирана, Италии, КНР, Республики Корея, Кыргызстана, Казахстана, Латвии, России, Таджикистана, Туркменистана, ФРГ, Японии.
Места проведения: Центральный Выставочный зал, Галерея изобразительного искусства Узбекистана, Ташкентский дом фотографии, Международный караван-сарай культуры имени И.Хираямы, Музей искусства миниатюры им. К.Бехзода, Дворец творчества молодёжи.
Организатор – Академия Художеств Узбекистана. При содействии Министерства культуры, Министерства иностранных дел, Министерства высшего и среднего образования, Ассоциации народных мастеров «Хунарманд», НТРК, УзА, НАК «Узбекистон хаво йуллари», Государственного Таможенного комитета, Союза молодежи Узбекистана.

 

Мой отчаянный марш-бросок по локациям фестиваля – трём из шести – состоялся в заключительный день. Отнюдь не из любви откладывать всё на потом, а из-за банального несовпадения графиков работы, личного и галерей, которые закрывались в 17:00–18:00.

Задаваться вопросом «Для кого проводился фестиваль?» пришлось на фоне лозунгов о необходимости популяризации культурного наследия, привития гордости за народные таланты и в почти необитаемых залах. Обидно, потому что было на что посмотреть.

Центральный выставочный зал

Двери ЦВЗ гостеприимно распахнуты. Заходишь, устремляешь взгляд под потолок, где парят чапаны неземной красоты, и звенишь челюстью о мрамор. Её подберёт милиционер и вернёт на выходе через час-полтора, потому что понимает – ты во власти «Света далёкой звезды». Так назывался проект искусствоведа Бинафши Нодир, художника Бабура Исмаилова, который придал ему форму, и талантливой мастерицы Мадины Касымбаевой, наполнившей его содержанием.  На стенах – коллекция сюзане «Таинство волшебных нитей».

Большую часть экспозиции второго этажа заняли произведения волшебных фей из проектов «Лоскутная мозаика России», «Гильдия квилтеров» и «Ассоциации мастеров лоскутного шитья России». Живёшь себе, выкидываешь лоскуты ткани за ненадобностью и не подозреваешь даже, какое великолепие может появиться на свет, попади они в талантливые руки.

Живописные полотна, созданные без кисти и красок – в это невозможно поверить. А какое жанровое разнообразие!

Одна милая посетительница, признавшаяся, что она практически живёт в ЦВЗ со дня открытия фестиваля, поделилась, что выставку собрали из лучших работ суздальского лоскутного фестиваля «Душа России». Загуглила – так и есть.

В расписанный тонкой кистью шёлк укутали экспозицию мастера из Азербайджана и Узбекистана. Не отличишь от акварелей, разве что при ближайшем рассмотрении.

Тут же великолепная керамика от наших мастеров Акбара и Алишера Рахимовых (Ташкент), Шарифа Азимова (Самарканд), Абдувохида Каримова (Бухара),  Рустама Усманова (Риштан), Алишера Назирова и Абдулло Нарзуллаева (Гиждуван), Нумонжона Аблакулова (Ургут). У каждого региона – своя палитра, орнамент, глазурь и какое-то общее тепло, которое исходит от изделий.

Участники из Италии – художники Даниэлла Джиллардони и Мигель Анджел Акоста Лара – привезли с собой исторические костюмы, «неоновые» портреты, написанные словно с персонажей компьютерных игр, и художественное стекло в оригинальном исполнении.

Галерея изобразительного искусства НБУ

Единственная локация, которая даже на время фестиваля осталась верной себе и запрету фотографировать экспонаты. Впрочем, обойти его можно было через кассу.

В залах галереи разместились выставка «Адрас, шойи, бахмаль», в которой были представлены старинные чапаны  из коллекции Акбара Хакимова, украшения от ювелиров Ирана и Узбекистана, а также лоскутное шитьё и пэчворк от мастеров Казахстана, Кыргызстана, России, Германии.

Но предметом любопытства была совсем другая экспозиция.

«Работы там тоже хорошие, — сказала мне всё та же женщина из ЦВЗ. – Но есть одна выставка, которую понять можно, только имея большую фантазию, ооо-очень большую».

Речь шла, как оказалось, об арт-инсталляциях Вячеслава (Юрия) Усеинова

Если знакомство с другими экспозициями фестиваля сопровождалось восхищёнными возгласами, то в зале имени художника стояла гробовая тишина. Все смотрят на череп, античного мальчика, скрипку в красных бантиках, а что сказать не знают – в голове хаос из ничего.

Тянешься к описанию, как за спасительной соломинкой, а там «фасцинация», «деколонизация», «конструктивизм» — каждое слово как пощёчина по глуповатому лицу, удар по пустому сердцу.

«Какая-то тут атмосфера тяжёлая», — говорят посетительницы, выходят из зала, понурые, и проходят в другой, где свисают с потолка разноцветные зайцы как символ выхода из положения.

Всё-таки сложно быть авангардистом-экспериментатором. А зрителем, наверное, ещё сложнее, потому что вариантов два: либо показаться дураком, либо оказаться им. В то время как художник всегда прав, потому что он так видит.

Дворец творчества молодёжи

Знакомство с вернисажем во Дворце творчества молодёжи прошло в рекордные 15 минут. Несколько фотографий, аппликации на текстиле от мастеров Германии и ювелирная резьба по бумаге в исполнении Принцессы Прусской Сибель.

Под стеклом – цветы, единороги, сады с оленями, прячущимися в раскидистых ветвях. Романтично, изысканно – словом, как положено королевским особам.

Резюме

Если принять прошедший Фестиваль за блин, который комом – учитывая недостаточное освещение события в СМИ и график работ галерей-участниц, то следует отметить, что вкус у него отменный.

Хочется «добавки», и пусть она выльется в Биеннале большего масштаба и вовлеченности.

Текст и фото: Виктория Абдурахимова