Евгений Абдуллаев. Зачем писателю премия?

Мысли о премии мешают работе. Но в настоящее время – это единственный адекватный способ вознаграждения писательского труда.


Не так давно роман «Поклонение волхвов» Сухбата Афлатуни вошел в лонг-лист литературной премии «Русский Букер».

Сухбат Афлатуни – это «диалоги Платона», это Евгений Абдуллаев – поэт, писатель, литературный критик, историк философии. 

evgenij-abdullaev-zachem-pisatelyu-premiya

— Как бы Вы сами себя охарактеризовали?

— Самое тяжелое – это как-то себя охарактеризовать. Мне кажется, что это определять и не обязательно. Я обычно пишу так: литератор. Можем взять как пример Омара Хаяма. Он был и ученым, и поэтом, сложно сказать, кем он не был. Или – недавно ушедший Умберто Эко. Ученый-семиотик, философ, писатель.. Человек может заниматься несколькими вещами, главное, чтобы это более-менее получалось.

—  О Вас очень мало известно. Это скромность?

— Скромные люди литературой не занимаются… Но дело даже не в этом. В какой-то момент в литературе произошла определенная передозировка литераторов с броскими биографиями. Читатель может знать какие-то факты биографии, а что, собственно, написал этот человек, знает гораздо хуже. Для меня важнее не я сам, а то, что я написал. Главное, чтобы прочли, что-то для себя поняли, задумались – а не чтобы, условно говоря, узнавали в автобусе. А биография… Знаем ли мы биографию Гомера? Зато есть «Илиада», «Одиссея». А про самого Гомера мы ничего не знаем.

— Какая премия из тех, которые получали, для Вас самая ценная?

— Самая первая. Это была премия журнала «Октябрь» за повесть «Гарем» в 2005 году. Я получил гонорар, который мы тут же «прокутили» в небольшой забегаловке. Меня тогда поразило, что, оказывается, за то, что тебе самому интересно делать, можно еще получать какие-то деньги. Ну и, конечно, «Русская премия».

evgenij-abdullaev-zachem-pisatelyu-premiya

— Когда будут определять победителя премии «Русский Букер»?

—  В октябре будет объявлен «короткий» список, а в декабре – назван победитель.

Но, вообще, думать о таких вещах писателю вредно. Мысли о премиях мешают работе. Формат премии начинает влиять на то, что ты пишешь.

Почему сегодня мы вообще говорим о них? Потому что в настоящее время – это единственный адекватный способ вознаграждения писательского труда. За публикацию писатель получает мало. Не называю суммы, чтобы не смешить народ. Сегодня на литературный труд в виде гонораров от журнальных публикаций или издательских роялти писатель существовать не может. По крайней мере, русский писатель. Как недавно сказала Татьяна Толстая: «Выгоднее пирожками с кошатиной торговать». А Толстая – писатель с именем…

— Вы сами работали в жюри «Русской премии», «Русского Букера». По каким критериям оценивают номинантов премии?

— Качество. Только качество. Если раскладывать «по полочкам», то это стиль, драматургия, мысли.

— Представьте, что Вы в жюри Нобелевской премии по литературе. Кому бы Вы ее дали?

— Сложно сказать… «Нобелевка» – премия очень большая. Это ее и плюс, и минус. Минус – что премия несколько политизированная; много решает не литературное, а внелитературное. К примеру, в тот год, когда премию получил Орхан Памук, номинировался и Мураками. Но за Мураками не числилось сильных публичных заявлений…

Если говорить о русских писателях, то кандидатов может быть много. Я вообще уверен, что сейчас один из периодов расцвета русской литературы. Много людей, которых можно было бы всерьез рассматривать на выдвижение. Из старшего поколения в первую очередь назвал бы недавно ушедшего Фазиля Искандера. А если говорить об узбекских прозаиках – это замечательный Тагай Мурад, произведения которого я перевожу. Тоже, увы, ушедший…

evgenij-abdullaev-zachem-pisatelyu-premiya

— В одном интервью Вы назвали себя «гастарбайтером русской литературы» и сказали, что русская литература не слишком востребована в Узбекистане. Изменится ли эта ситуация?

— Начать с того, что серьезная современная русская литература не слишком востребована и в самой России. Но это отдельный разговор. А что касается Узбекистана и Средней Азии в целом, то тут уже действуют объективные условия – количество читающих на русском сокращается. И вряд ли будет расти.

Если чего и хотелось бы, так это чтобы изменилась ситуация в отношении современной узбекской литературы. Чтобы она развивалась динамичней и поддержка ее была больше (хотя она в последние годы значительно больше, чем в 90-е). Хотелось бы, чтобы были в Узбекистане литературные премии, аналогичные по значимости европейским или российским. Кстати, премии вроде есть, но спросите даже людей читающих – что это за премии, кто был лауреатом – вряд ли ответят.

Если поднимется узбекская литература, я уверен, что «на прицепе» поднимется и сегмент русской литературы. Если появится интерес рекламировать узбекскую литературу за пределами Узбекистана, то в результате, к примеру, я буду переводить произведения современных узбекских авторов не в порядке благотворительности, а на серьезной основе. Будет не два-три человека, которые этим сегодня занимаются, а возможно, появится новое поколение переводчиков.

— Какие качества, помимо таланта и трудолюбия, нужны писателю?

— В общем, этих двух вполне хватает. Единственное, что талант бывает разным. Одного литературного таланта – даже при трудолюбии – может не хватить. Еще должен быть талант к обучению. И, как кто-то сказал, «талант по управлению своим талантом».

— Скажите, а творец должен быть голодным?

— Нет. Когда творец голодный, он думает только о еде. Но объевшийся – еще хуже.

evgenij-abdullaev-zachem-pisatelyu-premiya

Евгений Абдуллаев. Зачем писателю премия?

Текст: Дана Опарина

Фото: Шухрат Хабибуллаев