5 забавных и трогательных историй об учениках и учителях.


Авторы пишут так, как душе угодно. Редакция оставляет за собой право вносить лишь мелкие корректировки. Автор: Катерина Рекер

Каждый человек идет по жизни со своим багажом. Символом учительского багажа мог бы стать чемодан – старый, вместительный, с сотней выцветших фотографий тех, кто в разные годы слушал, что «жи-ши» пишутся через «И», а дважды два – четыре. Стоит его открыть и оттуда выползут, шурша, истории, которых у представителей данной профессии немало.

История 1. З – забота

Периодически в школах устраиваются дни гражданской защиты, сводящиеся к выработке у учащегося и преподавательского составов навыков быстрого и организованного спасения собственных жизней.

— По длинному звонку вы, ребята, строитесь в пары и без паники выходите на улицу.

— А вы? – в глазах Леры светится неподдельная тревога. Как же, любимая первая учительница остается в охваченном опасностью здании!

chemodan-uchitelskix-istorij-ili-meri-poppins-otdyxaet

— Я эвакуируюсь последняя, когда буду убеждена, что все в безопасности.

— А вдруг не успеете? — первоклашка в волнении теребит толстую каштановую косу.

— Тогда принесете мне на могилу по цветочку.

— Нееет, — задумчиво тянет Лера. – По одному нельзя. Мы вам по два принесем!

История 2. Щ – щедрость

Шерзод – классический пример хулигана, хоть в палату мер и весов его отдавай. Если где-то слышатся крики или происходит драка, если в коридоре несется вихрь, сбивая с ног и отталкивая к стенам учеников, если уборщица разъяренно машет тряпкой, поймав нарушителя, справляющего малую нужду в темном углу под лестницей, то в эпицентре обязательно окажется чертенок с ангельским личиком из 2 «Б».

Накануне 8 марта положительные эмоции, вызванные дополнительным днем отдыха, захлестывают с головой.

chemodan-uchitelskix-istorij-ili-meri-poppins-otdyxaet

— Я Вам сегодня такой подарок сделаю! – обещает Шерзод, сверкая живыми черными глазами.

Судя по степени энтузиазма учителя ждет живой слон, выкупанный в духах Guerlain, обсыпанный свежими лепестками сакуры и перевязанный лентой из сусального золота.

— Если ты будешь себя хорошо вести, это и станет лучшим подарком, — со вздохом отвечает она.
— Я это и хотел подарить.

История 3. Т – талант

Иногда в учительской наблюдается радостный переполох, сразу не поймешь – то ли премию выдают, то ли каникулы начались на неделю раньше.

-Посмотрите! Посмотрите! – коллега настойчиво сует под нос тетрадку в клеточку.

Смотрю. Под криво выведенной строчкой «домашнее задание» неумелой детской рукой нарисовано… нечто.

– Как вы думаете, что это?

chemodan-uchitelskix-istorij-ili-meri-poppins-otdyxaet

Ответить про «это» и не потерять репутацию порядочной женщины сложно. На листке изображены два полукружья (напоминающие контуры диаграммы Венна), из пересечения которых победно тянется вверх длинный прямой ствол. Изображение окрашено в нежно-розовый цвет поросячьей кожи.

— Хм, — в замешательстве тяну я время.

— Чеснок! – торжествующе кричит наставница будущего Рембрандта. – Это чеснок! Мы проходили букву «Ч», и ребенок нарисовал чеснок!

Покрасневшие лица и бегающие глаза обитательниц учительской свидетельствовали, что правильный ответ не дал никто. Двойка нам.

История 4. И – искренность

Дети – существа прямые и непосредственные. Однажды я на перемене сняла очки.

— Ой-ой, наденьте, пожалуйста, очки, вы без них такая некрасивая! – испуганно воскликнула Наташа.

Вот вырастет ребенок и будет судить о людях лишь по внешним качествам, отказываясь общаться с парнями без кубиков пресса и девушками, не умеющими затемнять крылья носа хайлайтером M.A.C. Подумала я так и вылила на излишне откровенный класс лекцию о том, что каждый человек индивидуален, уникален и прекрасен, что судить нужно по делам, а не лицу, что внутренние черты важнее внешних.

chemodan-uchitelskix-istorij-ili-meri-poppins-otdyxaet

Пару недель спустя после раунда изнурительных проверок из районо вкупе с полуночной проверкой тетрадей зеркало «порадовало» меня серой кожей и мешками под глазами, в которые можно было прятать зимние запасы картошки.

— Вы снова сняли очки! – Наташа аж застыла, перестав складывать книжки в ранец. Корейские раскосые глаза ученицы стремительно наполнялись скорбью, как трюмы тонущего корабля водой.

— Да, — безапелляционным тоном отрезала я. — И я красавица.

— Да-да, вы красавица, — с безысходностью в голосе подтвердила первоклашка, страдальчески морщась.

В столь юном возрасте им еще тяжело дается вранье.

История 5. Ч – честность

Фотосессии на виньетки и нащелканные восторженными родителями кадры во время открытых уроков – это отдельная история, куда трагичнее повести малолетних недорослей Ромео и Джульетты. На снимке, где мама видит лишь умильную кровиночку с белоснежными шарами бантов, обязательно притулится несчастный преподаватель с широко раззявленным ртом и в нелепой позе. Стороннему наблюдателю кажется, что в школах доброе и вечное сеют исключительно персонажи фильмов ужасов, причем не те, которые заставляют зрителя сомневаться в виновности персонажа, а те, при появлении которых люди вжимаются в кресло и орут жертве: «Беги, чувак! Беги от чудовища!». В тот день очередная порция родительского фотоискусства привела меня в состояние закономерного уныния.

— Опять я на фото получилась некрасивая, будто меня молотком по лицу били.

— Что вы! – горячо вскричала Наташа, усвоившая урок из прошлой истории на «отлично». – Вы на фотографии в 100 раз лучше, чем в жизни!
А я на том снимке как бы, ну, очень страшная.

 

Текст: Катерина Рекер