Зачем нам знать об идентичности своего города?


Продолжаем рассказывать о проходящих на летней площадке Центрального парка открытых лекциях образовательного проекта от Института «Стрелка» и Общественного совета при хокимияте столицы.

На этот раз об идентичности города рассказывал основатель и руководитель Центра городской антропологии КБ Стрелка Михаил Алексеевский.

 

По словам Михаила, архитекторы плохо знают жизнь города, потому что имеют дело с планами. А горожане не часто размышляют о будущем своего города.

В чем суть антропологических исследований?

Это глубинные интервью с небольшим количеством респондентов и исследования. При этом они не представляют срез мнений, а формируют его палитру.

«Махалля – это идеальный масштаб для антропологического исследования», — считает главный антрополог «Стрелки».

Социальные сети тоже могут стать предметом для антропологических исследований. Это называется диджитал-антропология. Так, например, по мемам можно понять, о чем рефлексируют жители города.

Еще один пример диджитал антропологии – это наиболее часто фотографируемые места города. Именно этот факт демонстрирует, что люди считают ценным, а что нет.

bazar-brodvej-i-hanskij-shelk-kakoj-tashkent-segodnja

 

Как идентичность города может помочь привлечь туристов?

«Работа с локальной идентичностью является важной, — говорит Михаил. — Она помогает городу в борьбе за власть, деньги, помогает продвигать город среди туристов и жителей».

Локальная идентичность способствует и локальному патриотизму, потому что именно он удерживает людей на местах.

Должна быть не абстрактная забота о горожанах, нужно понимать вопрос конкуренции городов. Если человеку в городе не комфортно, он уезжает в другой более комфортный город. Соответственно, происходит потеря человеческого капитала.

«Тревожный знак, когда у города нет локальной идентичности», — говорит Михаил.

 

Что может стать символом Ташкента?

Михаил задавал вопрос об эмблеме Ташкента горожанам. Люди затруднялись ответить. «Если мы говорим Париж, то это Эйфелева Башня, — решил помочь Михаил, приведя такой пример. – Но знаете, в чем проблема? Четкой эмблемы Ташкента не находилось.

Ни одно здание не эмблематично и не знаково для Ташкента. С нашей точки зрения – это серьезная проблема».

«Если в начале пьесы ружье висит на стене, то (к концу пьесы) оно должно выстрелить, — продолжил Михаил Алексеевский. – Моя лекция называется «Базар, Бродвей и ханский шелк». Потому что среди популярных ответов у горожан о городской идентичности были указаны именно они. Если Алайский базар и Бродвей утратили свою идентичность, то хан-атлас (точнее его узоры) вполне можно использовать в дизайне скамеек, решеток и прочего. Это то, что предложила одна из жительниц города в результате антропологического исследования».

«Исторические здания нужно актуализировать», — считает Михаил.

Каким будет будущее Ташкента, мы представляем смутно. Сможет ли город сохранить и развить свою уникальность, вот в чем вопрос.

bazar-brodvej-i-hanskij-shelk-kakoj-tashkent-segodnja

Текст и фото: Дана Опарина