10 минут «позора». Наш человек на картодроме

Случай занес милую девушку в картинг-центр. Что из этого вышло?


Авторы пишут так, как душе угодно. Редакция оставляет за собой право вносить лишь мелкие корректировки. Автор: Катерина Рекер

10-minut-pozora-nash-chelovek-na-kartodrome

Что я знаю о гонках? Черно-белый клетчатый флаг – финиш, черный – дисквалификация, голубой – «уступи дорогу, улитка, тебя обходят на круг!». Обгон слипстримом возможен за счет «воздушного мешка», позволяющего экономить мощность идущему позади болиду, трасса Судзука (Япония) имеет форму «восьмерки» и знаменита поворотом 130R, а самый известный отбойник под названием «Стена чемпионов» находится  в Канаде. Как вы понимаете, часть жизни я провела перед телевизором, размахивая воображаемым флагом ScuderiaFerrari (это было очень и очень давно). И вот сейчас я стою посреди весело гомонящей толпы, уговаривая себя сесть за руль и не сесть при этом в лужу.

Пит-лейн или время надевать шлемы

Как театр начинается с гардероба, так и путешествие в мир скоростей стартует с регистрации. Сообщив бездушной машине кучу персональной информации: имя-фамилию, е-мейл, номер телефона (слава богу, вопроса «Кому из родственников выразить соболез…сообщить в случае чего?» в анкете не встречалось), наша шумная компания получила доступ к заветной трассе.

Предгоночный инструктаж сводился к тому, что за попытки протаранить бортик или соперника агрессор будет дисквалифицирован. Затем парни со всех ног бросились экипироваться, а я застыла в растерянности.

Правило «В любой непонятной ситуации – фотографируйся, чтобы создать видимость занятости» тут не работало.

Картодром вообще не самое удобное место для селфи – красивой укладки в шлеме не видно, да и губы утиным клювиком не сложишь. Тут вам споро выдают подшлемник, напоминающий черный носок, в котором излишне свободолюбивый гонщик прогрыз дырку в области глаз (теперь участники заезда напоминают грабителей банков, а не будущих звезд трассы), и вносят в систему учета показателей номер вашей машины. Вот и все – нахлобучивай шлем и топай к низкорослому железному коню, этому пони со скоростными характеристиками арабского скакуна.

10-minut-pozora-nash-chelovek-na-kartodrome

Тайком понюхав носок и убедившись, что ничем от оного не пахнет (не ношенный, да), я с выражением покорности судьбе нырнула в его мрачные глубины. Напоследок инструктор проверил, хорошо ли пристегнут ремень, и по моей просьбе показал, где в машине газ, а где тормоз, навсегда утратив веру в женский пол.

На старт! Внимание! Помогите!

— Спокойно, спокойно, спокойно. Все хорошо. На прямой «старт-финиш» можно развивать максимальную скорость, вдавливая в пол педаль газа, перед поворотами тормозим. Ногой, а не мозгом!

Разговоры с собой здорово успокаивают, когда вокруг недовольно рычат моторами проносящиеся мимо соперники, а ограждения так и норовят в суицидальном порыве убиться о твой карт. За несколько бесславных минут гонки я успела 5 раз себя похвалить (главным образом за выдержку), 6 – отругать (не буду выносить сор из избы) и бессчетное количество раз произнести: «Что-же-делать-господи-боже-мой!».

Весьма некстати вспомнилось, как в период ярого увлечения Формулой-1 я загрузила на компьютер симулятор и на автодроме Индианаполиса (большая часть которого представляет собой овал. Понимаете, овал!) в первом же повороте вылетела с трассы. Кажется, болид даже кувыркнулся в воздухе, как заправский акробат. А ведь это был даже не гоночный режим, а квалификационные заезды…

Через некоторое время медитативное бормотание возымело эффект, и я немного успокоилась.

Пару раз меня задевали более быстрые гонщики, заставляя карт вилять в сторону.

Конечно, хотелось покричать вслед негодяям, что при обгоне по внешнему радиусу нельзя слишком быстро возвращаться на траекторию движения, чтобы не сцепиться болидами с соперником, но зачем? Я могу сложить из льдинок слово «Интерлагос», но на трассе мне остается лишь глотать пыль позади конкурентов.

Сход с дистанции

На третьем круге железный конь взбрыкнул и сказал свое решительное «Женщина, хватит!», намертво заглохнув. Подоспевший к месту инцидента маршал помахал флагом, предупреждая остальных об опасности, и повторно завел машину. Впрочем, уже на следующем повороте ситуация  повторилась: скакун притворялся мертвым и на педаль газа не реагировал.

— Давайте я так дойду.

Я потянулась к застежке ремня безопасности. Несущихся машин в пределах видимости не наблюдалось, врагов среди участников заезда я не успела нажить, так что вряд ли обуреваемый нехорошими чувствами соперник караулил меня за поворотом с намерением переехать.

10-minut-pozora-nash-chelovek-na-kartodrome

— Вы что! Сидите! Нельзя выходить из карта на трассе!

До финиша пришлось добираться методом ослика и морковки: я оранжевым корнеплодом катилась впереди, периодически останавливаясь и беспомощно вертя головой, а сотрудник картодрома бежал следом, то и дело реанимируя своенравный мотор.

В итоге вместо положенных 10 минут я провела на трассе порядка 5, но мне хватило. Предложение поменять скакуна и продолжить заезд я отвергла, решив, что мое призвание все-таки чтение, еда и сон, а не скоростное вжжжж, вжжжж, вжжжж.

На табло с результатами даже смотреть не стала: все-таки собственная фамилия в конце списка (если это только не список Forbes) – не самое приятное зрелище.

After-party

Запивая горечь преждевременного финиша стаканом колы, я задумчиво наблюдала за несущимися по трассе картами. Ребята отбивали уплаченные 70 тысяч до последнего тийина, выжимая из машин все соки.

— Слушай, ты вообще неторопливо ехала! Ха-ха-ха! – незванный комментатор плюхнулся на диванчик по соседству.

Я промолчала, но мысленно сделала в памяти зарубку открывать новые горизонты исключительно в компании старых друзей. С теми, кто никогда не скажет «Ха-ха-ха», когда ты в чем-то окажешься плох.

 

Текст: Катерина Рекер